Какое из них самое заветное? - Самое-самое? - Чучело немного подумало, - сними меня отсюда! Очень скучно торчать здесь день и ночь и пугать противных ворон, которые, кстати сказать совсем меня не боятся! - Разве ты не можешь сойти сам? - Нет, в меня сзади воткнули кол. Если бы ты вытащила его из меня, я был бы тебе очень благодарен! Элли наклонила кол и, вцепившись обеими руками в чучело стащила его. - Чрезвычайно признателен! - Пропыхтело чучело, очутившись на земле. - Я чувствую себя прямо новым человеком. Если бы еще получить серебряные бубенчики на шляпу, да новые сапоги! Чучело заботливо расправило кафтан, стряхнуло с себя соломинки и, шаркнув ножкой по земле, представилось девочке: - Страшила! - Что ты говоришь! - Не поняла Элли. - Я говорю: Страшила. Это так меня назвали: ведь я должен пугать ворон. А тебя каак зовут? - Элли. - Красивое имя! - Сказал Страшила. Элли смотрела на него с удивлением. Она не могла понять, как, чучело, набитое соломой и с нарисованным лицом, ходит и говорит. Но тут возмутился Тотошка и с негодованием воскликнул: - а почему ты со мной не здороваешься? - Ах, виноват, виноват! - Извинился Страшила и крепко пожал песику лапу. - Честь имею представиться, Страшила! - Очень приятно! А я тото! Но близким друзьям позволительно звать меня Тотошкой! - Ах, Страшила, как я рада, что исполнила самое заветное твое желание! - Сказала Элли. - Извини, Элли, - сказал Страшила, снова шаркнув ножкой, - но я, оказывается ошибся. Мое самое заветное желание - получить мозги! - Мозги!? - Ну да, мозги. Очень неприятно, когда голова у тебя набита соломой... - Как же тебе не стыдно обманывать? - С упреком спросила Элли. - А что значит - обманывать? Меня сделали только вчера и я ничего не знаю... - Откуда же ты узнал, что у тебя в голове солома, а у людей - мозги?

₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴

Анна стирала белье. - "И тогда сильный, могучий богатырь Арнаульф увидел волшебника ростом с башню, - нараспев читала Элли, водя пальцем по строкам. - Изо рта и ноздрей волшебника вылетал огонь..." - Мамочка - спросила Элли, отрываясь от книги. - А теперь волшебники есть? - Нет, моя дорогая. Жили волшебники в прежние времена, а теперь перевелись. Да и к чему они? И без них хлопот хватит. Элли смешно наморщила нос: - а все-таки без волшебников скучно. Если бы я вдруг сделалась королевой, то обязательно приказала бы, чтобы в каждом городе и в каждой деревне был волшебник. И чтобы он совершал для детей разные чудеса. - Какие-же, например? - Улыбаясь, спросила мать. - Ну, какие... Вот чтобы каждая девочка и каждый мальчик, просыпаясь утром, находили под подушкой большой сладкий пряник... Или... - Элли с укором посмотрела на свои грубые поношенные башмаки. - Или чтобы у всех детей были хорошенькие легкие туфельки... - Туфельки ты и без волшебника получишь, - возразила Анна. - Поедешь с папой на ярмарку, он и купит... Пока девочка разговаривала с матерью, погода начала портиться. Как раз в это самое время в далекой стране, за высокими горами, колдовала в угрюмой глубокой пещере злая волшебница Гингема. Страшно было в пещере Гингемы. Там под потолком висело чучело огромного крокодила. На высоких шестах сидели большие филины, с потолка свешивались связки сушеных мышей, привязанных к веревочкам за хвостики, как луковки. Длинная толстая змея обвилась вокруг столба и равномерно качала пестрой и плоской головой. И много еще всяких странных и жутких вещей было в обширной пещере Гингемы. В большом закопченом котле Гингема варила волшебное зелье. Она бросала в котел мышей, отрывая одну за другой от связки. - Куда это подевались змеиные головы? - Злобно ворчала Гингема, - не все же я сьела за завтраком!.. А, вот они, в зеленом горшке! Ну, теперь зелье выйдет на славу!.. Достанется же этим проклятым людям! Ненавижу я их... Расселились по свету!