- Она заставляла работать нас день и ночь! - Хором сказали жевуны. - Она приказывала нам ловить пауков и летучих мышей, собирать лягушек и пиявок по канавам. Это были ее любимые кушанья... - А мы, - заплакали жевуны. - Мы очень боимся пауков и пиявок! - О чем же вы плачете? - Спросила Элли. - Ведь все это прошло! - Правда, правда! - Жевуны дружно расмеялись и бубенчики на их шляпах весело зазвенели. - Могущественная госпожа Элли! - Заговорил старшина. - Хочешь стать нашей повелительницей вместо Гингемы? Мы уверены, что ты очень добра и не слишком часто нас будешь наказывать! - Нет! - Возразила Элли, - я только маленькая девочка и не гожусь в правительницы страны. Если вы действительно хотите помочь мне, дайте возможность исполнить ваши самые заветные желания! - У нас было единственное желание избавиться от злой Гингемы, пикапу, трикапу! Но твой домик - крак! Крак! - Раздавил ее, и у нас больше нет желаний!.. - Сказал старшина. - Тогда мне нечего здесь делать. Я пойду искать тех у кого есть желания. Только вот башмаки у меня уж очень старые и рваные - они не выдержат долгого пути. Правда Тотошка? - Обратилась Элли к песику. - Конечно, не выдержат. - Согласился Тотошка. - Но ты не горюй, Элли, я тут неподалеку видел кое-что и помогу тебе! - Ты?! - Удивилась девочка. - Да, я! - С гордостью ответил Тотошка и исчез за деревьями. Через минуту он вернулся с красивым серябрянным башмачком в зубах и торжественно положил его у ног Элли. На башмачке блестела золотая пряжка. - Откуда ты его взял? - Изумилась Элли. - Сейчас расскажу! - Отвечал запыхавшийся песик, скрылся и вернулся с другим башмачком. - Какая прелесть! - Восхищенно сказала Элли и примерила башмачки - они как раз пришлись ей по ноге, точно были на нее сшиты. - Когда я бегал на разведку, - важно начал Тотошка, - я увидел за деревьями большое черное отверстие в горе... - Ай-ай-ай! - В ужасе закричали жевуны. - Ведь это вход в пещеру злой волшебницы Гингемы!

₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴
Среди обширной Канзасской степи жила девочка Элли. Ее отец фермер Джон, целый день работал в поле, мать Анна хлопотала по хозяйству. Жили они в небольшом фургоне, снятом с колес и поставленном на землю. Обстановка домика была бедна: железная печка, шкаф, стол, три стула и две кровати. Рядом с домом, у самой двери, был выкопан "ураганный погреб". В погребе семья отсиживалась во время бурь. Степные ураганы не раз уже опрокидывали легонькое жилище фермера Джона. Но Джон не унывал: когда утихал ветер, он поднимал домик, печка и кровати ставились на места, Элли собирала с пола оловянные тарелки и кружки - и все было впорядке до нового урагана. Вокруг до самого горизонта растилалась ровная, как скатерть, степь. Кое-где виднелись такие же бедные домики, как и домик Джона. Вокруг них были пашни, где фермеры сеяли пшеницу и кукурузу. Элли хорошо знала всех соседей на три мили кругом. На западе проживал дядя Роберт с сыновьями Бобом и Диком. В домике на севере жил старый Рольф, который делал детям чудесные ветряные мельницы. Широкая степь не казалась Элли унылой: ведь это была ее родина. Элли не знала никаких других мест. Горы и леса она видела только на картинках, и они не манили ее, быть может, потому, что в дешевых Эллиных книжках были нарисованы плохо. Когда Элли становилось скучно, она звала веселого песика Тотошку и отправлялась навестить Дика и Боба, или шла к дедушке Рольфу, от которого никогда не возвращалась без самодельной игрушки. Тотошка с лаем прыгал по степи, гонялся за воронами и был бесконечно доволен собой и своей маленькой хозяйкой. У Тотошки была черная шерсть, остренькие ушки и маленькие, забавно блестевшие глазки. Тотошка никогда не скучал и мог играть с девочкой целый день. У Элли было много забот. Она помогала матери по хозяйству, а отец учил ее читать, писать и считать, потому что школа находилась далеко, а девочка была еще слишком мала, чтобы ходить туда каждый день. Однажды летним вечером Элли сидела на крыльце и читала вслух.