- Скажи, друг, - поинтересовался Страшила. - Год - это очень долго? - Еще бы! Год - это долго, очень долго! Это целых триста шестьдесят пять дней!.. - Триста... Шестьдесят... Пять... - Повторил Страшила. - А что, это больше чем три? - Какой ты глупый! - Ответил дровосек. - Ты, видно, совсем не умеешь считать! - Ошибаешься! - Гордо возразил Страшила. - Я очень хорошо умею считать! - И он начал считать, загибая пальцы: - хозяин сделал меня - раз! Я поссорился с вороной - два! Элли сняла меня с кола - три! А больше со мной ничего не случилось, значит, дальше и считать незачем! Железный дровосек так удивился, что даже не смог ничего возразить. В это время Элли принесла масленку. - Где смазывать? - Спросила она. - Сначала шею. - Ответил железный дровосек. И Элли смазала шею, но она так заржавела, что Страшиле долго пришлось поворачивать голову дровосека направо и налево, пока шея не перестала скрипеть. - Теперь, пожалуйста руки! И Элли стала смазывать суставы рук, а Страшила осторожно поднимал и опускал руки дровосека, пока они стали действительно как новенькие. Тогда железный дровосек глубоко вздохнул и бросил топор. - Ух, как хорошо! - Сказал он. - Я поднял вверх топор, прежде чем заржаветь и очень рад, что могу от него избавиться. Ну, а теперь дайте мне масленку, я смажу себе ноги и все будет впорядке. Смазав ноги, так что он мог свободно двигать ими, железный дровосек много раз поблагодарил Элли, потому что он был очень вежливым. - Я стоял бы здесь до тех пор, пока не обратился бы в железную пыль. Вы спасли мне жизнь! Кто вы такие? - Я Элли, а это мои друзья... - Тото! - Страшила! Я набит соломой! - Об этом нетрудно догадаться по твоим разговорам, - заметил железный дровосек. - Но как вы сюда попали? - Мы идем в Изумрудный город к великому волшебнику Гудвину и провели в твоей хижине ночь. - Зачем вы идете к Гудвину? - Я хочу, чтобы Гудвин вернул меня в Канзас, к папе и маме. - Сказала Элли.

₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴

Ты ты же видишь, я набит соломой и у меня совсем нет мозгов. - Ох, как мнне тебя жалко! - Вздохнула девочка. - Спасибо! А если я пойду с тобой в Изумрудный город, Гудвин обязательно даст мне мозги? - Не знаю. Но если великий Гудвин и не даст тебе мозгов, хуже не будет, чем теперь. - Это верно, - сказал Страшила. - Видишь ли, доверчиво продолжал он, - меня нельзя ранить, так как я набит соломой. Ты можешь насквозь проткнуть меня иглой, и мне не будет больно. Но я не хочу, чтобы люди называли меня глупцом, а разве безмозгов чему-нибудь научишься? - Бедный! - Сказала Элли. - Пойдем с нами! Я попрошу Гудвина помочь тебе. - Спасибо! - Ответил Страшила и снова раскланялся. Право, для чучела, прожившего на свете один только день, он был удивительно вежлив. Девочка помогла Страшиле сделать первые два шага, и они вместе пошли в Изумрудный город по дороге, вымощенной желтым кирпичом. Сначала Тотошке не нравился новый спутник. Он бегал вокруг чучела и обнюхивал его, считая, что в соломе внутри кафтана есть мышиное гнездо. Он недружелюбно лаял на Страшилу и делал вид, что хочет его укусить. - Не бойся Тотошки, - сказала Элли. - Он не укусит тебя. - Да я и не боюсь! Разве можно укусить солому? Дай я понесу твою корзинку. Мне это нетрудно: я ведь не могу уставать. Скажу тебе по секрету, - прошептал он на ухо девочке своим хрипловатым голосом. - Есть только одна вещь на свете, которой я боюсь. - О! - Воскликнула Элли. - Что же это такое? Мышь? - Нет! Горящая спичка!!! Через несколько часов дорога стала неровной. Страшила часто спотыкался. Попадались ямы. Тотошка перепрыгивал через них, а Элли обходила кругом. Но Страшила шел прямо, падал и растягивался во всюдлину. Он не ушибался. Элли бралла его за руку, поднимала, и Страшила шагал дальше, смеясь над своей неловкостью. Потом Элли подобрала у края дороги толстую ветку и предложила ее Страшиле вместо трости. Тогда дело пошло лучше, и походка Страшилы стала тверже.