Но у нас дома лучше. Посмотрели бы вы на наш скотный двор! Посмотрели бы вы на нашу пестрянку, сударыня! Нет я хочу вернуться на родину, к маме и папе... - Вряд ли это возможно, - сказала волшебница. - Наша страна отделена от всего света пустыней и огромными горами, через которые не переходил ни один человек. Боюсь, моя крошка, что тебе придется остаться с нами. Глаза Элли наполнились слезами. Добрые жевуны очень огорчились и тоже заплакали, утирая слезы голубыми носовыми платочками. Жевуны сняли шляпы и поставили их на землю, чтобы бубенчики своим звоном не мешали им рыдать. - А вы совсем-совсем не поможете мне? - Грустно спросила Элли у волшебницы. - Ах да, - спохватилась Виллина, - я совсем забыла, что моя волшебная книга при мне. Надо посмотреть в нее: может быть я там что-нибудь вычитаю полезное для тебя... Виллина вынула из складок одежды крошечную книжечку величиной с наперсток. Волшебница подула на нее и на глазах удивленной и немного испуганной Элли книга начала расти, расти и превратилась в громадный том. Он был так тяжел, что старушка положила его на большой камень. Виллина смотрела на листы книги и они сами переворачивались под ее взглядом. - Нашла, нашла! - Воскликнула вдруг волшебница и начала медленно читать: - "бамбара, чуфара, скорики, морики, турабо, фурабо, лорики, ерики... Великий волшебник Гудвин вернет домой маленькую девочку, занесенную в его страну ураганом, если она поможет трем существам добиться исполнения их самых заветных желаний, пикапу, трикапу, ботало, мотало..." - Пикапу, трикапу, ботало, мотало... - В священном ужасе повторили жевуны. - А кто такой Гудвин? - Спросила Элли. - О, это самый великий мудрец нашей страны, - прошептала старушка. - Он могущественнее всех нас и живет в Изумрудном городе. - А он злой или добрый? - Этого никто не знает. Но ты не бойся, разыщи три существа, исполни их заветные желания и волшебник Изумрудного города поможет тебе вернуться в твою страну!

₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴

- Скажи, друг, - поинтересовался Страшила. - Год - это очень долго? - Еще бы! Год - это долго, очень долго! Это целых триста шестьдесят пять дней!.. - Триста... Шестьдесят... Пять... - Повторил Страшила. - А что, это больше чем три? - Какой ты глупый! - Ответил дровосек. - Ты, видно, совсем не умеешь считать! - Ошибаешься! - Гордо возразил Страшила. - Я очень хорошо умею считать! - И он начал считать, загибая пальцы: - хозяин сделал меня - раз! Я поссорился с вороной - два! Элли сняла меня с кола - три! А больше со мной ничего не случилось, значит, дальше и считать незачем! Железный дровосек так удивился, что даже не смог ничего возразить. В это время Элли принесла масленку. - Где смазывать? - Спросила она. - Сначала шею. - Ответил железный дровосек. И Элли смазала шею, но она так заржавела, что Страшиле долго пришлось поворачивать голову дровосека направо и налево, пока шея не перестала скрипеть. - Теперь, пожалуйста руки! И Элли стала смазывать суставы рук, а Страшила осторожно поднимал и опускал руки дровосека, пока они стали действительно как новенькие. Тогда железный дровосек глубоко вздохнул и бросил топор. - Ух, как хорошо! - Сказал он. - Я поднял вверх топор, прежде чем заржаветь и очень рад, что могу от него избавиться. Ну, а теперь дайте мне масленку, я смажу себе ноги и все будет впорядке. Смазав ноги, так что он мог свободно двигать ими, железный дровосек много раз поблагодарил Элли, потому что он был очень вежливым. - Я стоял бы здесь до тех пор, пока не обратился бы в железную пыль. Вы спасли мне жизнь! Кто вы такие? - Я Элли, а это мои друзья... - Тото! - Страшила! Я набит соломой! - Об этом нетрудно догадаться по твоим разговорам, - заметил железный дровосек. - Но как вы сюда попали? - Мы идем в Изумрудный город к великому волшебнику Гудвину и провели в твоей хижине ночь. - Зачем вы идете к Гудвину? - Я хочу, чтобы Гудвин вернул меня в Канзас, к папе и маме. - Сказала Элли.