- Она заставляла работать нас день и ночь! - Хором сказали жевуны. - Она приказывала нам ловить пауков и летучих мышей, собирать лягушек и пиявок по канавам. Это были ее любимые кушанья... - А мы, - заплакали жевуны. - Мы очень боимся пауков и пиявок! - О чем же вы плачете? - Спросила Элли. - Ведь все это прошло! - Правда, правда! - Жевуны дружно расмеялись и бубенчики на их шляпах весело зазвенели. - Могущественная госпожа Элли! - Заговорил старшина. - Хочешь стать нашей повелительницей вместо Гингемы? Мы уверены, что ты очень добра и не слишком часто нас будешь наказывать! - Нет! - Возразила Элли, - я только маленькая девочка и не гожусь в правительницы страны. Если вы действительно хотите помочь мне, дайте возможность исполнить ваши самые заветные желания! - У нас было единственное желание избавиться от злой Гингемы, пикапу, трикапу! Но твой домик - крак! Крак! - Раздавил ее, и у нас больше нет желаний!.. - Сказал старшина. - Тогда мне нечего здесь делать. Я пойду искать тех у кого есть желания. Только вот башмаки у меня уж очень старые и рваные - они не выдержат долгого пути. Правда Тотошка? - Обратилась Элли к песику. - Конечно, не выдержат. - Согласился Тотошка. - Но ты не горюй, Элли, я тут неподалеку видел кое-что и помогу тебе! - Ты?! - Удивилась девочка. - Да, я! - С гордостью ответил Тотошка и исчез за деревьями. Через минуту он вернулся с красивым серябрянным башмачком в зубах и торжественно положил его у ног Элли. На башмачке блестела золотая пряжка. - Откуда ты его взял? - Изумилась Элли. - Сейчас расскажу! - Отвечал запыхавшийся песик, скрылся и вернулся с другим башмачком. - Какая прелесть! - Восхищенно сказала Элли и примерила башмачки - они как раз пришлись ей по ноге, точно были на нее сшиты. - Когда я бегал на разведку, - важно начал Тотошка, - я увидел за деревьями большое черное отверстие в горе... - Ай-ай-ай! - В ужасе закричали жевуны. - Ведь это вход в пещеру злой волшебницы Гингемы!

₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴

- Скажи, друг, - поинтересовался Страшила. - Год - это очень долго? - Еще бы! Год - это долго, очень долго! Это целых триста шестьдесят пять дней!.. - Триста... Шестьдесят... Пять... - Повторил Страшила. - А что, это больше чем три? - Какой ты глупый! - Ответил дровосек. - Ты, видно, совсем не умеешь считать! - Ошибаешься! - Гордо возразил Страшила. - Я очень хорошо умею считать! - И он начал считать, загибая пальцы: - хозяин сделал меня - раз! Я поссорился с вороной - два! Элли сняла меня с кола - три! А больше со мной ничего не случилось, значит, дальше и считать незачем! Железный дровосек так удивился, что даже не смог ничего возразить. В это время Элли принесла масленку. - Где смазывать? - Спросила она. - Сначала шею. - Ответил железный дровосек. И Элли смазала шею, но она так заржавела, что Страшиле долго пришлось поворачивать голову дровосека направо и налево, пока шея не перестала скрипеть. - Теперь, пожалуйста руки! И Элли стала смазывать суставы рук, а Страшила осторожно поднимал и опускал руки дровосека, пока они стали действительно как новенькие. Тогда железный дровосек глубоко вздохнул и бросил топор. - Ух, как хорошо! - Сказал он. - Я поднял вверх топор, прежде чем заржаветь и очень рад, что могу от него избавиться. Ну, а теперь дайте мне масленку, я смажу себе ноги и все будет впорядке. Смазав ноги, так что он мог свободно двигать ими, железный дровосек много раз поблагодарил Элли, потому что он был очень вежливым. - Я стоял бы здесь до тех пор, пока не обратился бы в железную пыль. Вы спасли мне жизнь! Кто вы такие? - Я Элли, а это мои друзья... - Тото! - Страшила! Я набит соломой! - Об этом нетрудно догадаться по твоим разговорам, - заметил железный дровосек. - Но как вы сюда попали? - Мы идем в Изумрудный город к великому волшебнику Гудвину и провели в твоей хижине ночь. - Зачем вы идете к Гудвину? - Я хочу, чтобы Гудвин вернул меня в Канзас, к папе и маме. - Сказала Элли.