И мне пришлось употребить все свое волшебное искусство... - Как, сударыня! - Со страхом воскликнула Элли. - Вы волшебница? А как же мама говорила мне, что теперь нет волшебников? - Где живет твоя мама? - В Канзасе. - Никогда не слыхала такого названия, - сказала волшебница, поджав губы. - Но, что бы не говорила твоя мама, в этой стране живут волшебники и мудрецы. Нас здесь было четыре волшебницы. Две из нас - волшебница желтой страны (это я Виллина!) И волшебница розовой страны стелла - добрые. А волшебница голубой страны Гингема и волшебница фиолетовой страны Бастинда - очень злые. Твой домик раздавил Гингему, и теперь осталась только одна злая волшебница в нашей стране. Элли была изумлена. Как могла уничтожить злую волшебницу она, маленькая девочка, не убившая в своей жизни даже воробья. Элли сказала: - вы, конечно, ошибаетесь: я никого не убивала. - Я тебя в этом не виню, - спокойно возразила волшебница Виллина. - Ведь это я, чтобы спасти людей от беды, лишила ураган разрушительной силы и позволила захватить ему только один домик, чтобы сбросить его на голову коварной Гингеме, потому что вычитала в своей волшебной книге, что он всегда пустует в бурю... Элли смущенно ответила: - это правда, сударыня, во время ураганов мы прячемся в погреб, но я побежала в домик за моей собачкой... - Такого безрассудного поступка моя волшебная книга никак не могла предвидеть! - Огорчилась волшебница Виллина. - Значит во всем виноват этот маленький зверь... - Тотошка, ав-ав, с вашего позволения, сударыня! - Неожиданно вмешался в разговор песик. - Да, с грустью признаюсь, это я во всем виноват... - Как, ты заговорил, Тотошка!? - С удивлением вскричала изумленная Элли. - Не знаю, как это получается, Элли, но, ав-ав, из моего рта невольно вылетают человеческие слова... - Видишь ли, Элли, - обьяснила Виллина. - В этой чудесной стране разговаривают не только люди, но и все животные и даже птицы.

₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴₴
Среди обширной Канзасской степи жила девочка Элли. Ее отец фермер Джон, целый день работал в поле, мать Анна хлопотала по хозяйству. Жили они в небольшом фургоне, снятом с колес и поставленном на землю. Обстановка домика была бедна: железная печка, шкаф, стол, три стула и две кровати. Рядом с домом, у самой двери, был выкопан "ураганный погреб". В погребе семья отсиживалась во время бурь. Степные ураганы не раз уже опрокидывали легонькое жилище фермера Джона. Но Джон не унывал: когда утихал ветер, он поднимал домик, печка и кровати ставились на места, Элли собирала с пола оловянные тарелки и кружки - и все было впорядке до нового урагана. Вокруг до самого горизонта растилалась ровная, как скатерть, степь. Кое-где виднелись такие же бедные домики, как и домик Джона. Вокруг них были пашни, где фермеры сеяли пшеницу и кукурузу. Элли хорошо знала всех соседей на три мили кругом. На западе проживал дядя Роберт с сыновьями Бобом и Диком. В домике на севере жил старый Рольф, который делал детям чудесные ветряные мельницы. Широкая степь не казалась Элли унылой: ведь это была ее родина. Элли не знала никаких других мест. Горы и леса она видела только на картинках, и они не манили ее, быть может, потому, что в дешевых Эллиных книжках были нарисованы плохо. Когда Элли становилось скучно, она звала веселого песика Тотошку и отправлялась навестить Дика и Боба, или шла к дедушке Рольфу, от которого никогда не возвращалась без самодельной игрушки. Тотошка с лаем прыгал по степи, гонялся за воронами и был бесконечно доволен собой и своей маленькой хозяйкой. У Тотошки была черная шерсть, остренькие ушки и маленькие, забавно блестевшие глазки. Тотошка никогда не скучал и мог играть с девочкой целый день. У Элли было много забот. Она помогала матери по хозяйству, а отец учил ее читать, писать и считать, потому что школа находилась далеко, а девочка была еще слишком мала, чтобы ходить туда каждый день. Однажды летним вечером Элли сидела на крыльце и читала вслух.